Полной неожиданностью стала ноябрьская ситуация с раскрытием в Каповой пещере из-под кальцита нового изображения верблюда, произведенная под эгидой ГБУ «Научно-производственный центр по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия Республики Башкортостан» (НПЦ). Эти работы не согласовывались с государственным заповедником «Шульган-Таш» и выполнялись без разрешительных документов.  Более того, руководство заповедника было введено в заблуждение официальным письмом, где содержалось уведомление о проведении работ с формулировкой “реставрация пещеры”, при этом подразумевалось только удаление современных граффити.  Открытый лист, по которому проводились работы, был выдан на проведение охранных (спасательных) археологических работ в пещере. Сообщения о проведении реставрационных работ монументальной живописи (что в действительности и происходило) на основе отдельной федеральной лицензии в заповедник не поступали. Обязательность получения такой лицензии регламентирована Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 октября 2017 года №1262.

 

Открытие и его научная значимость

В пещере Шульган-Таш (Каповой) открыт уникальный рисунок фигуры двугорбого верблюда. Расчистку из-под кальцитового натека толщиной от 0,3 до 4,5 см произвел известный специалист-реставратор из Андорры Эдуаль Гийоме, приглашенный ГБУ «Научно-производственный центр по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия Республики Башкортостан» (НПЦ).

Расчищенный на известном с конца 1970-х годов полихромном панно «Лошади и Знаки» рисунок верблюда не имеет аналогов в изобразительных комплексах пещер Франции и Испании, но имеет некоторое сходство с фигурой верблюда из Игнатьевской пещеры. И вероятно, теперь, становится значимым образом верхнепалеолитического пещерного бестиария Южного Урала.

Изображение верблюда, расчищенное в зале Хаоса в 2017 году

Возраст рисунков на этом панно точно пока не может быть установлен, но результаты уран-ториевого анализа кальцитовых натеков, на которых сделан рисунок и которые его перекрывают, показывают однозначно верхнепалеолитический возраст интервала времени, в который и был нанесён рисунок – не ранее 37 тыс., но и не позднее 14 тыс. лет назад (данные Ю.В. Дублянского, Инсбрукский университет). В раскопах Каповой пещеры датирована пока только верхняя пачка отложений со следами деятельности палеолитических художников, проходившей там около 17 000 – 19 000 лет назад.

Тот факт, что люди, жившие на Южном Урале в Ледниковом периоде, рисовали не только привычные образы мамонтов, лошадей, бизонов и шерстистых носорогов, но и представителей относительно редкой местной фауны говорит о достаточно долгом развитии традиции пещерного искусства в регионе. Это подтверждает и анализ каменных орудий. Очень важно, что этот верблюд замечательно подтверждает теорию о Волжско-Каспийском направлении связей людей, организовавших святилище в Каповой пещере. Раньше это направление обосновывалось использованием украшений из ископаемых раковин, принесенных из Прикаспийского региона.

Это направление очень интересно с точки зрения возможного пути распространения традиций создания пещерных святилищ с настенными изображениями, если вспомнить о карпатских пещерах с настенными изображениями Ледникового периода.

Видимо, это не первая находка изображений верблюдов в пещере. Расплывчатое красочное пятно, предположительно идентифицированное при анализе фотоснимков, как реликт рисунка верблюда, было обнаружено в зале Знаков известным Санкт-Петербургским исследователем, геологом и карстоведом Юрием Ляхницким. Информация об этой находке была опубликована в книге Ляхницкого Ю.С., Минникова О.А. и Юшко А.А “Рисунки и знаки пещеры Шульган-Таш (Капова)”, вышедшей в 2013 году. Однако, ввиду плохой сохранности изображения, его идентификация оставалась под вопросом.

Предполагаемое изображением верблюда, выявленное Ю.С. Ляхницким в зале Знаков

Упоминание об изображениях верблюдов в пещере Шульган-Таш встречается и в рукописях первооткрывателя древней живописи, зоолога Александра Рюмина. В личном архиве исследователя сохранилась художественная зарисовка головы верблюда, сделанная в начале 60-х годов по мотивам наблюдений в пещере. К сожалению, данных о местоположении этой находки не сохранилось.

Зарисовка головы верблюда, выполненная А.В. Рюминым

 

История реставрационных работ

 

В 1970-е гг. философией расчистки было максимальное сохранение редчайших палеолитических рисунков от воздействия внешних негативных факторов, для чего в методику работ центральным пунктом было включено условие сохранения тончайшего слоя кальцита над всей площадью панно. Изображения были видны, но и при этом также защищены от обильно (особенно во время весеннего и осеннего половодья) стекающей со стен и потолка воды.

Вот как это описано О.Н. Бадером в Отчете о работах Уральского отряда Северной палеолитической экспедиции в 1978 г.  «Методика расчистки изображений была сложна и вырабатывалась в процессе работы. Перед началом ее красные изображения не проглядывали почти нигде, они были полностью закрыты известняковыми натеками. В 1976 г. нащупали их.

По каменной стене с рисунками постоянно стекает вода. Именно поэтому вся поверхность стены, в особенности в ее нижней части, где преимущественно располагается древняя живопись, была покрыта вертикальными неровными полосами натеков кальцита бежевого цвета толщиной до 8-10 см. Расчистка рисунков велась исключительно механическим путем. При этом соблюдалась следующая последовательность.

  1. Удаление вертикальных – утолщений – натеков кальцита производилось при помощи стамески с широким полотном и молотка. Натеки скалывались довольно легко. Эти вертикальные валики кальцита лежали обычно на довольно ровной матовой поверхности нижнего слоя натеков, через который красочный слой еще не был виден.
  2. Утоньшение нижнего матового слоя натека производилось при помощи стамески с узким полотном и молотка. Работа велась очень осторожно, не торопясь, небольшими участками. Поверхность расчищенного натека постоянно протиралась влажным ватным тампоном. Утоньшение велось очень постепенно, пока не начинала просвечивать краска живописи. Здесь нужны были особая осторожность и внимание, так как на живописной поверхности под натеком кальцита могли быть неровности, которые можно неосторожно срубить стамеской, и тогда обнажится красочный слой, лежащий на неровностях ближе к поверхности натека, чем основная живописная поверхность. Расчистка кальцитовых натеков прекращалась тогда, когда сквозь них начинала просвечивать краска рисунков.
  3. Утоньшение кальцитового натека на красочном слое, когда он уже начинал просвечивать, производилось при помощи скальпелей. При этом расчищенная поверхность натека постоянно протиралась влажным тампоном. Утоньшение натека производилось до тех пор, пока рисунок не становился виден достаточно ясно. На красочном слое рисунков оставлялся тонкий прозрачный слой кальцита, предохраняющий краску от размывания водой и механических повреждений. В неровностях и многочисленных углублениях скальной стены с этой же целью оставлен более толстый слой кальцита, образующий на рисунках матовые пятна. Невозможность в условиях постоянной влажности укрепить красочный слой рисунков заставила нас на верхней фигуре зверя оставить значительный фрагмент натека толщиной около 1 см, не утоньшая его более, так как он имеет вид пористой и хрупкой корки, осыпающейся по краям, где сочится находящаяся под ним красная охра.

    Левая часть рисунка Верблюд, содержащая многочисленные повреждения красочного слоя, из которых сочится краситель

В местах утрат защитного слоя рисунки не защищены ни от потоков воды, стекающих по стене и размывающих красочный слой там, где краска выходит на поверхность, ни от посетителей пещеры, могущих уничтожить или повредить их. Но утрат этих очень мало. Они имеются в единичных пунктах верхней силуэтной фигуры и геометрических фигур. На нижнем рисунке зверя их нет совсем…» (по: Щелинский, 2001).

В 2008 году на этом же участке работали реставраторы “Межобластного научно-реставрационного художественного управления» (АО «МНРХУ») под руководством реставратора высшей категории С.В. Филатова. Ими был вскрыт фрагмент правой части рисунка размерами 20 на 40 см. Однако, когда стало понятно, что провести дальнейшую расчистку не нарушив кальцитовый слой невозможно, работы были прекращены. Следует отметить, что действия специалистов АО «МНРХУ» относительно попытки вскрытия этого рисунка были подвергнуты жесткой и не всегда справедливой критике, которую инициировал уфимский археолог В.Г.Котов.

 

Характеристика кальцитовых кор участка стены с панно «Лошади и знаки»

Как известно, скорость отложения и структурно-текстурные особенности кальцитовых кор контролируются рядом физико-химических параметров: степень пресыщения раствора, химический состав воды (включая наличие природных ингибиторов кристаллизации – например, гуминовых кислот), влажность воздуха, парциальное давление СО2 в воздухе и воде. Поскольку, эти параметры контролируются ландшафтными и климатическими условиями района, которые эволюционируют в процессе существования пещеры: морфология кальцитовых агрегатов так же закономерно меняется со временем.

Исследования, выполненные нами в рамках проекта РФФИ “Комплексные исследования минеральных красочных пигментов Каповой и Игнатьевской пещер” в 2013-2015 годах показали следующие основные особенности строения кальцитовых кор на участке, подвергшемся реставрационному вмешательству.

Композиция “Лошади и знаки” выполнена на кальцитовых корах различной мощности. Под ними часто прослеживается слой бурых пленок железистых алюмосиликатов и гидроксидов железа и марганца. На основной части панно (“Лошади и знаки”: верхняя и нижняя лошадь, трапеции) непосредственно над красочным слоем преобладает параллельно-шестоватый кальцит, который состоит из столбчатых индивидов кальцита, ориентированных перпендикулярно к поверхности роста. Данный тип отложений выступает в роли естественного консерванта. Изветсно, что такие агрегаты формируются при очень спокойных условиях кристаллизации  и обладают хорошими оптическими свойствами (прозрачные). Стратиграфически выше расположены желтовато-серые плотные непрозрачные коры, преимущественно аллотриоморфнозернистой структуры, со значительной примесью глинистого материала.

Наиболее молодые пористые микрозернистые отложения туфообразной текстуры в современных условиях повсеместно образуются на поверхностях стен при наличии текущей воды. Микроскопические исследования показали, что такие агрегаты сложены хаотически ориентированными кристаллами кальцита 20-30 мкм со множеством “неравновесных” форм (скелетное, блочное строение и т.д.). Эта форма образуется при быстрой дегазации углекислого газа из стекающих в турбулентных условиях вод и образуется достаточно быстро (до 1-2 мм за 50 лет).

Последовательная смена типов кальцита, перекрывающего красочный слой “Лошадок”, отражает изменение гидрохимических и газодинамических условий в пещере. Наиболее ранние прозрачные слои отлагались при небольших расходах и при низком пресыщении. Современные туфообразные отложения (имеющие как правило белый цвет) отлагаются в условиях быстрой кристаллизации за счет дегазации углекислого газа.

Приведем так же мнение Ю.С. Ляхницкого по поводу того, почему это особо опасный участок с точки зрения сохранности рисунков (из опубликованных в научной литературе работ): «Наиболее интересной композицией первого этажа пещеры является композиция “Лошадки зала Хаоса”… К сожалению, сразу же за вскрытием началось ее разрушение. Наличие на участке нескольких очагов инфильтрационной, инфлюационной, конденсационной влаги и микроклиматической аномалии, приводит к комплексному негативному воздействию на кальцит натека с красителем. Происходит чередование коррозионных процессов и нарастания молодых молочно-белых пленок натеков. На некоторых участках преобладает зарастание, на других – коррозия. При вскрытии реставраторы расчищали преимущественно линии рисунка, соответственно вода теперь концентрируется именно на этих участках и разрушает их больше всего. Уже во время вскрытия рисунка реставраторы заметили, что центральная вертикальная зона композиции находится в неудовлетворительном состоянии. Происходит коррозия зоны контакта кальцитовых натеков со скалой массива. По образующейся ослабленной зоне начинают развиваться бурые гидроокислы, пятна которых хорошо видны в центральной части композиции на “Верхней лошадке”. Наивно полагать, что после вскрытия защитного слоя кальцита мощностью в 4 сантиметра ситуация стала стабильной, напротив, она существенно ухудшилась. Постепенно число пятен гидроксидов и их площадь увеличивается, что представляет основную опасность для длительного сохранения этой замечательной композиции, которая еще не вскрыта и на половину… Попытки локальной гидроизоляции участка скалы в самом зале обречены на провал, т.к. бурение десятков шпуров будет сопровождаться интенсивной вибрацией и создаст тысячи новых трещин,  по которым будет ускоренно идти отслоение слоя кальцитового натека с красителем, а создать гидроизоляционную завесу в плотном массивном известняке, с низким коэффициентом фильтрации в данных условиях просто невозможно».

Прежде всего, возникает вопрос – ради чего была произведена расчистка данного изображения в ноябре 2017 года? В официальном пресс-релизе, размещенном на сайте Института археологии РАН по просьбе руководства НПЦ, говорится:

“Работы по раскрытию проводились в рамках многолетнего проекта по очистке пещеры от посетительских надписей, инициированного НПЦ” (http://www.archaeolog.ru/?id=2&id_nws=411&zid_nws=9)

Подобная формулировка, приведенная  на сайте одного из ведущих научных учреждений России, обескураживает. Какое отношение имеет расчистка уникального палеолитического рисунка из-под кальцитовых кор к удалению современных посетительских граффити?

 

Описание того, что произошло: почему нельзя было проводить расчистку

 

Были расчищены отложения кальцитовых кор на участке размерами 60 на 70 см, в результате чего был вскрыт рисунок верблюда. Кроме того, были удалены белые непрозрачные отложения новообразованного кальцита с рисунков “нижняя лошадь” и “трапеция” , а так же выполнен ряд пробных точечных расчисток.

Остановимся на том, что мы понимаем под понятием “повреждением красочного слоя”. Красочный пигмент на панно “Лошади и знаки”, заключен между слоями кальцитовых кор, как правило, находится в дисперсном вязко-пластичном состоянии. Поэтому повреждение перекрывающих отложений неизбежно инициирует нешней поверхности стены, но и между слоями кальцита, этот процесс невозможно остановить только за счет поверхностного отведения воды с помощью искусственных барьеров. Поэтому, на наш взгляд, критичным для сохранности рисунка являются повреждения кальцитовых кор любой природы и размеров и “разгерметизация” красочного слоя. Особенно это заметно на расчищенном рисунке Верблюда, который несмотря на изготовление полимерных козырьков остался обильно увлажненным и содержал подтеки красителя из точек нарушения красочного слоя. Конечно, некоторая деструкция рисунка происходила и под кальцитовыми корами, но после появления многочисленных дренирующих отверстий водообмен усилился, что в разы ускоряет процесс выноса красителя.

Повреждения красочного слоя

На расчищенном в ноябре 2017 года рисунке Верблюда наблюдается значительно более сложная ситуация, чем на основной части композиции. Нижний параллельно-шестоватый слой кальцита, расположенный под массивными желто-серыми корами туфообразной текстуры, на правой части рисунка имелся лишь фрагментарно (а во многих местах отсутствует) поэтому при расчистке во многих местах обнажился красочный слой. Это хорошо заметно, если приложить к рисунку бумажный тампон, который окрашивается в красный цвет. Именно по причине сложности безопасной расчистки этого рисунка отказались от этих работ предыдущие группы исследователей (О.Н. Бадер в 1978 году, С.В. Филатов в 2008 году).

Средний левый участок рисунка Верблюд, состояние которого вызывает наибольшее опасение. На площади около 10 кв. см. красочный слой обнажен практически тотально. Наличие многочисленных оторванных и хаотично лежащих обломков кальцита говорит о том, что работа проводилась небрежно и в спешке

Работы по удалению новообразованных (с конца 70-х годов) отложений кальцита в нижней части основной композиции “Лошади и знаки” проводилась с использованием электрофрезы. При этом организаторы расчистки комментирую выбор данной технологи, как: “В Шульшан-Таш (Каповой) пещере применялся хорошо зарекомендовавший себя метод расчистки с использованием электромеханических бормашин, который позволяет за один проход удалять минимальный объем кальцита, предотвращая тем самым возможность повреждения красочного слоя”.

Одиноко, наблюдения показывают, что участки новых расчисток 2017 года, покрыты многочисленными бороздами от фрезы глубиной до 0,3-0,5 мм и их рельеф контрастно отличается от практически гладких поверхностей исходной расчистки, выполненной специалистами из экспедиции О.Н. Бадера “классическим методом” с помощью скальпеля и стамески. При этом хорошо видно, что эти борозды глубже, чем первоначальная поверхность (не затекшая кальцитом и не подвергнутая расчистке) – то есть помимо новообразованных отложений они затрагивают и нижний параллельно-шестоватый слой кальцита. Кроме того, на “Нижней лошади” были допущения и многочисленные случаи механического повреждения красочного слоя фрезой.

Участок, расчищенный от новообразованного кальцита с помощью электрофрезы и участок, расчищенный в 70-хгодах специалистами О.Н.Бадера классическим методом – скальпелем и стамеской

Вызывает опасение и вибрационное воздействие бормашин на состояние кальцита – поскольку оно могло способствовать появлению микротрещин в самих кристаллах, слагающих эти коры. Перед применением этого метода в пещере (даже если он хорошо себя зарекомендовал на других объектах) необходимо было его опробовать на аналогичных кальцитовых отложениях, но вдали от рисунков – при этом, провести микроскопические исследования образцов субстратов для выявления характера деструкций.

Повреждения красочного слоя при работе с фрезой на “Нижней лошади”

Неоднозначность применяемых консервационных мер и возможные угрозы

В качестве консервационных мероприятий, над рисунками из специального полимерного материала были созданы небольшие козырьки для отвода воды, стекающей по стене. Но поскольку вода на этом участке стекает не только по поверхности, использованная методика водоотведения может рассматриваться исключительно, как полумера. По визуальным наблюдениям (в условиях осеннего паводка) характер увлажнения стены после установки барьеров изменился с гравитационного (стекающие струи воды) на капиллярно-пленочный. Теоретически, подобная трансформация режима питания может радикально изменить характер современного минералообразования на рисунке – вместо гравитационно-обусловленных форм (кор) станут формироваться отложения, связанные с капиллярными эффектами (например, распространенный в пещере игольчато-волокнистый кальцит).

Так же настораживают заявления организаторов о планах на применение в ближайшем будущем защитных материалов на основе нанопрепаратов для консервации живописи (тут, к сожалению, следует отметить, что приставка нано-  означает, что размер объекта составляет менее 0,1 микрона, а вовсе не то, что он априори наделен волшебными свойствами). В интервью на официальной пресс-конференции автор идеи Э.Гийоме лично признался, что применение подобных препарата для консервационных работ данного типа находится на стадии лабораторной разработки, т.е. на реальных палеолитических рисунках пещер они еще не использовались. Но в тоже время, он предлагает использовать эти технологии для консервации открытого рисунка Верблюда уже в 2018 году! А поскольку условия пещеры кардинально отличаются от лабораторных – то  на сегодняшний день нет никакой уверенности – что они будут действовать так же, как задумано авторами разработок. Однозначная опасность применения подобных препаратов заключается в том, что в случае ошибки ее уже невозможно исправить, поскольку наноразмерные частицы глубоко внедряются внутрь субстрата. Кроме того, внесение посторонних химических веществ  вносит существенные коррективы на возможность геохимического и изотопно-геохимического изучения кальцита и красочного слоя для будущих поколений исследователей (а это означает утрату научной ценности объекта, которая не менее значима, чем эстетическая!).  В любом случае, перед принятием решения о применении подобных технологий на реальных рисунках потребуется несколько лет модельных опытов в условиях пещеры Шульган-Таш (конечно, на стенах, не содержащих живописи).

Мы не ставим под сомнение опыт и квалификацию Э.Гийяме как специалиста-реставратора, но все же отметим, что в пещере Шульган-Таш им уже совершались методические ошибки, связанные с неправильным подбором препаратов. Так, закончилась неудачей попытка применения препарата на основе гидроксида кальция для заделки шпуров, оставшихся после отбора проб на уран-ториевые датировки в 2015 году. К счастью, возникшая проблема (препарат стал размываться инфильтрационными водами и переотлагаться внизу по стене, в т.ч. на рисунках) была вовремя замечена и устранена. Этот случай еще раз подтверждает тезис о недопустимости использования неопробированных на безопасных для сохранности изображений участках Каповой пещеры методов реставрации и консервации, который являлся аксиомой для ее исследователей с 70-х годов.

Исходя из этого, возникает вопрос, зачем организаторы расчистки ставили под угрозу сохранность рисунка верблюда (продолжив расчистку даже тогда, когда стало ясно, что целостность кальцита над красочным слоем сохранить не удается) возлагая надежды на экспериментальные препараты, еще не пришедшие из лабораторий в реальную реставрационную практику в Каповой (Шульган-Таш) пещере?

 

Послесловие

 

После появления в СМИ первых сообщений и обнаружении нами нарушений красочного слоя на вскрытом рисунке верблюда руководство НПЦ разместило в открытый доступ “Акт осмотра состояния рисунков на панно “Лошади и Знаки зала Хаоса”, составленный ст.н.с. Института Истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН, к.и.н. В.Г. Котовым, посетившим пещеру 2 декабря 2017 года.

Акт, составленный В.Г.Котовым и размещенный в открытый доступ руководством НПЦ

На наш взгляд, этот документ имеет ряд серьезных недостатков, ставящих под сомнение достоверность сделанных выводов.

Прежде всего следует отметить, что В.Г. Котов и его коллеги многократно привлекались НПЦ для выполнения договорных исследовательских работ. Поэтому, присутствует  конфликт интересов, препятствующий объективному проведению экспертной оценки.  Автор в своем акте пишет: “Как показало тщательное обследование поверхности рисунка, кальцитовый прозрачный слой нигде не был нарушен, несмотря на то, что поверхность, на которую был нанесен  рисунок, была неровная и бугристая”. Такое декларативное утверждение говорит лишь о том, что В.Г. Котов ознакомился с рисунком поверхностно – иначе бы он заметил, что нижний параллельно-шестоватый прозрачный слой кальцита в левой его части изначально практически полностью отсутствовал по природным причинам! Один из авторов настоящего сообщения (О.Я. Червяцова) присутствовала при посещении В.Г. Котовым пещеры и может подтвердить, что никакого заявленного “тщательного обследования” не проводилось, а сама процедура носила формальный характер и длилась от силы 5 минут  (В.Г. Котов даже не приближался к рисунку на расстояние, необходимое для рассмотрения указанных нами нарушений красочного слоя).

В.С. Житенёв,

доктор исторических наук, доцент, руководитель

Южно-Уральской палеолитической экспидиции МГУ

О.Я. Червяцова,

инженер-исследователь государственного заповедника “Шульган-Таш”