«В бортях Башкирии и Уральской области мы имеем остаток этой первобытной лесной темной пчелы, которая в настоящее время представляет величайшую драгоценность. Её надо всемерно беречь от метизации и на ней основать массовое развитие коренной среднеевропейской пчелы».

                                                                                      Г.А. Кожевников

В 1928 году профессор Московского университета Г.А. Кожевников прибыл в Башкортостан, чтобы ознакомиться с бортевым пчеловодством и местной популяцией темной лесной пчелы. Его экспедиция работала в течение двух лет и собрала немалый материал о бурзянской бортевой пчеле. Профессор отметил, что бортевая пчела в Бурзянском районе не метизирована и является чистокровной, назвав её «доисторической». И даже рекомендовал использовать «бурзянку» для улучшения среднерусской пчелы. Среди её особых качеств он выделил  особую зимостойкость, крайне низкую пораженность нозематозом, устойчивость к падевому токсикозу, повышенную работоспособность на липе, сухую печатку. Г.А. Кожевников на основе экспедиционных исследований  поставил вопрос об охране бурзянской бортевой пчелы, но лишь в 1958 году появился относительно маленький по площади Прибельский филиал Башкирского государственного заповедника (с 1986 года он преобразован в самостоятельное учреждение – заповедник «Шульган-Таш»).

Все это я пишу, чтобы жители нашей республики убедились: вопрос об охране, преимуществах и достоинствахбурзянской бортевой пчелы поднимался еще до Второй мировой войны и не теряет актуальности по сей день. Наверное, уже пора услышать авторитетных ученых-пчеловодов, оценить усилия заповедника «Шульган-Таш», заказника «Алтын Солок», национального парка «Башкирия» по сохранению аборигенных пчёл в чистокровном виде. Прежде всего, местные жители должны задуматься и потихоньку избавляться от своих завезенных пчел южных пород. Мы должны  поставить заслон ввозу в наши липняки передвижных пасек, которые портят генофонд местной пчелы. В то же время, полученные путем селекции искусственные породы пчел также не являются «своими», усиленные в них человеком приоритетные признаки быстро теряются. Нужно помнить одно: природа знает лучше и она выработала для нас подходящую форму медоносный пчелы.

Более десяти лет назад мой отец осенью отправился в лес за дровами. Давно подметил сухое дерево, решил его до зимы успеть привезти. Но, когда уже дерево лежало на земле, заметил в нем «дичок». Дело было сделано:естественные дупла пчел в холодное время трудно заметить, ведь пчелы давно уже не летали. В общем, таким образом у нас среди «домашней» среднерусской породы пчел появились «бурзянки». Отец любил наблюдать за рядом стоящими двумя ульями. «Дикие» пчелы с появлением первых лучей солнца отправлялись за нектаром, отличались темной окраской и размерами. В период медосбора они быстро наполняли соты медом, «домашние» в этом не могли с ними сравниться. Не помню, чтобы наши «бурзянки» болели. Одно могу сказать точно – наши «дички» были злые, но почему-то их яд у меня не вызывал тяжелой аллергии. В то же время ужаление «домашних» пчел иногда вызывало даже нарушение дыхания. Так я убедилась, что яд разных пород пчел существенно отличается по токсичности. Может быть, от предков к яду местных пчел мы получили устойчивость на генетическом уровне. В период работы в заповеднике, особенно когда она была связана с лабораторией на матковыводной пасеке, «бурзянки» жалили меня много раз, но, кроме покраснения и небольшой  припухлости, вреда здоровью не было. А несколько лет назад в районе отметился смертельный случай от укуса пчелы южной породы.

Пока мы активно внедряем в республику «чужаков», поляки, немцы, белорусы приезжают к нам за практическим опытом. Цель одна –восстановить у себя давно забытое бортевое пчеловодство, попытаться вернуть в леса аборигенных пчёл. Может случиться так, что в силу стихийной метизации исчезнет бортевая пчела, а одомашненные породы пчел не способны выживать в природе – в дуплах деревьев. Значит, исчезнет и бортничество. А в это время, когда мы потеряем то, что смогли сохранять башкиры на протяжении столетий, несмотря ни на что, иностранцы, возможно, восстановят утраченный промысел.

Хочу обратиться к землякам и жителям республики и убедить, мы не приспособлены к «южанкам», а они – к нашим условиям. Нам лучше сохранить ту разновидность пчелы, которая живет на Южном Урале давно и приспособлена к местным условиям, а жители – к её особенностям. Если объединить усилия, то еще не поздно сохранить уникальную пчелу. Она – наша гордость и достояние не только Бурзянского района, но и всей Республики Башкортостан, даже всей большой России! Не зря ведь эксперты ЮНЕСКО, после посещения заповедника «Шульган-Таш», озвучили такой вывод: «Важнейшая цель заповедника «Шульган-Таш» – сохранение бурзянской бортевой пчелы, поскольку древние наскальные рисунки в большом количестве есть в Западной Европе, а вот темная лесная пчела и тем более древний вид промысла – бортевое пчеловодство сохранилось только здесь».

Ляля Хайбуллина,

начальник сектора экологического просвещения, пропаганды и информации

заповедника «Шульган-Таш»