Зимой и ранней весной Капова пещера привлекает посетителей не только наскальной живописью эпохи палеолита и кальцитовыми отложениями, но и образующимися здесь только в это время года ледяными водопадами, сталактитами и сталагмитами. А ещё здесь можно встретить находящихся в спячке летучих мышей – это и стало целью нашего сегодняшнего похода (попробуем с ребятами эколого-туристического кружка заповедника «Рейнджер» освоить методику учёта летучих мышей). Понятно, что нужно быть очень осторожными: если рукокрылые проснутся – погибнут от бескормицы и холода.

В руках – фонарики и фотоаппараты, за спиной – рюкзаки с провизией, у одного из ребят – бинокль, без него будет сложно рассмотреть летучих мышей в пещере.

Переходим мост через Шульганку и подходим ко входу в пещеру. Ледяной водопад, открывающийся нашему взору, впечатляет. Здесь же, у пещерного озера, огромный ледяной сталактит. Есть ласточкины гнёзда – птицы покинули эти места осенью. Десятки ледяных сталагмитов при освещении их фонариками мерцают во тьме.

Идём дальше, летучие мыши поселяются в дальних залах пещеры – там, где температура постоянна. Поднимаясь по лестнице на второй этаж пещеры, замечаем мелких чёрных мышек (порядка пяти штук – немного). Нам повезло встретить ушастую летучую мышь, правда, сфотографировать её не получилось – жаль.

В самом глубоком зале их тоже маловато, мы насчитали 7 особей. Похоже, с наступлением тёплых мартовских дней рукокрылые залетели ещё глубже. В следующем году нужно будет вести учёт раньше – в январе.

Летучие мыши чаще встречаются в пещерах, но живут они и в дуплах деревьев, и на чердаках домов. Редкие рукокрылые занесены в Красную книгу Башкортостана. Часть из них улетает на зимовку, отдельные виды остаются зимовать здесь. В пещере Шульган-Таш встерчаются: северный кожан, нетопырь-карлик, водяная ночница, ночница Наттера, прудовая ночница (по материалам научного отдела заповедника)

Ирина Рыбалова,

фото: Бакалов Владимир, Абдуллин Артур, Каляев Инсаф, Рыбалов Виталий; наш поисковик с биноклем – Габитов Даян