В воскресенье 2 апреля выезжали на двух снегоходах, благо весна поздняя, а снега много, на поиск глухариных токов. И снова, как и во время двух предыдущих выездов в марте, мне встретился лось. Огромный бык, но совершенно беспомощный в глубоком снегу. Подъезжаешь на 30 м, он закладывает уши, потом успокаивается. Если ещё приблизиться – начинает уходить, тяжело выпрыгивая из снежного плена. Но лучше не рисковать – зверь в стрессе может и броситься на обидчика. Немного пофотографировал и поехал своим путём.

 

Зима для животных нынче тяжёлая. Мы уже успели отвыкнуть от глубокоснежья и морозов. Из 17 диких свиней, с декабря посещавших подкормочную площадку в центре заповедника, осталось 10. Сократилось число поросят-сеголетков, один труп нашли около подкормки. Основную же массу отхода обеспечили, видимо, волки – они не раз крутились в этом урочище. Взрослый кабан, пришедший на гору около кордона “Капова пещера” в начале февраля, вскоре погиб – самец после гона был истощён до предела.

Крупная куница в поисках мышей забралась в музей  и не смогла выбраться из узости строительных конструкций. Дожди, а потом морозы в марте создали дополнительные проблемы выживания для боровой дичи, ведь птицы ночуют в снегу.

Но вот запахло настоящей весной. Кто выжил – будет продолжать род. На днях выйдут с матерями из берлог медвежата, побегут по насту миниатюрные кабанята. Некоторые сильные бортевые пчелиные семьи частично облетались еще в начале марта – необычно рано. Уже порхают бабочки-крапивницы. Появились первые перелетные птицы, некоторые уже готовят гнезда. Жизнь обновляется и продолжается.

Фотографии автора

М.Н.Косарев, директор заповедника