Вторая декада октября – это фенологический сезон полной осени в горно-лесном поясе. У многих деревьев облетела листва, а дуб и лиственница ещё стоят в нетронутых ветром золотисто-коричневых нарядах. На лугу, возле старицы Белой, тишина. На воде местами виден первый тонкий лёд, быстро тающий под лучами осеннего солнца. На опавших листьях – ночная изморозь. Сквозь рваные облака синеет холодное небо. В кронах попискивают ополовники, стучит дятел. Белеют на древесных стволах погрызы бобра, видна и его протоптанная в осоке тропинка, прямо в воду.

Сваленное бобрами дерево

Сваленное бобрами дерево

Тут явно работал не один зверь: подпилено острыми зубами сразу три дерева. Слышны слабые всплески, и вдруг – шум крыльев: это стая крякв услышала моё приближение. Полетав суматошно туда-сюда, стая села на воду вдалеке.

Кряквы на старице реки Белой

Кряквы на старице реки Белой

В бинокль любуюсь блестяще-шёлковыми зелёными головами селезней. Утки собираются в стаи, готовясь к отлёту. А вот и невзрачная парочка молодых чирков-трескунков. Что ж, больше никаких водоплавающих не видно, надо идти дальше.
На краю поляны, высоко на урёмном тополе, сидит светлая, довольно крупная птица. Хватаюсь за бинокль. Да ведь это же серый сорокопут, редкий лесостепной гость в наших краях!

Серый сорокопут

Серый сорокопут

Птица занесена в Красные книги России и Башкирии. У нас они не гнездятся, а встречаются на осеннем пролёте и зимних кочёвках, да и то не каждый год. А вот на верхушку дерева по соседству приземлилась стайка молодых щеглов. Птицы пока не приобрели взрослый яркий наряд.

Молодые щеглы

Молодые щеглы

Граница полян и урёмных зарослей – их любимое место, ведь здесь осенью много излюбленной пищи щеглов – семян репейника. Дальше, почти посреди поляны, на высокой черёмухе, замечаю ещё одного сорокопута. Увидев меня, птица не улетела, а переместилась пониже. Чтобы его не спугнуть, приседаю, стараясь стать меньше и незаметнее. Замираю, наблюдая в бинокль. Уже не обращая на меня внимания, птица садится на ветку и что-то высматривает на земле. Стремительный бросок, невидимое насекомое подхватывается у самой поверхности травы. И опять сорокопут неподвижно сидит, вглядываясь в траву.

Серый сорокопут охотится

Серый сорокопут охотится

А вот и Белая. Как она обмелела за последние годы! Под мостом образовалась целая коса галечника, вдвое сузив русло. После засухи 2010 года прежний уровень воды так и не восстановился.

Частично пересохшее русло Белой

Частично пересохшее русло Белой

На правом берегу, ниже деревни, громоздятся скалы. Сверху на меня смотрит парочка неподвижно сидящих воронов. Им торопиться некуда, вся зима впереди. Эти птицы не улетят на юг, а зимой так и будут обитать в долине Белой, оглашая громкими криками окрестности. А рано весной (раньше, чем другие птицы), вороны выведут птенцов.

Пара воронов

Пара воронов

Вот и их родственники – серые вороны. Стая из 10 птиц летит в западном направлении. Они не улетят очень далеко, и уже в конце января или начале февраля вернутся в наши места. Но уже поодиночке.
Из-за вершины скалы вдруг появилась большая птица. Беркут! Весь тёмный, со светлой головой. Взрослый. Не давая себя сфотографировать, он осторожно вылетал, делая круги и наблюдая за мной, а затем скрывался обратно. В поймах крупных рек эти редкие птицы держатся во время сезонных кочёвок по нескольку дней, а иногда и недель (если вдоволь пищи). Берег Белой – место интереснейших встреч с пролётными видами, которые вдали от реки увидишь нечасто. Поднимаюсь на южный горный склон. Под лучами солнца оттаяла трава, и застрекотали мелкие кобылки. Спирея городчатая обманулась недавними тёплыми днями и зацвела.

Цветки спиреи

Цветки спиреи

Повторное цветение осенью – не редкость горной степи, но кустарники зацветают редко, чаще – травянистые растения. Вон видны цветки гвоздики разноцветной, а у икотника серо-зелёного чуть ли не массовое цветение!

Гвоздика разноцветная

Гвоздика разноцветная

Икотник серо-зелёный

Икотник серо-зелёный

И чилига (карагана кустарниковая) вдруг распустила листовые почки и зазеленела. А вот ярко белеют белоснежные, будто фарфоровые плоды воробейника лекарственного.

Воробейник лекарственный

Воробейник лекарственный

Плоды воробейника лекарственного

Плоды воробейника лекарственного

Вдруг по тропинке пробегает быстрая тень и скрывается в кустах. Бурундук! Что он делает здесь, в горной степи? Рядом дубы с жёлтой листвой.

Дуб в осеннем наряде

Дуб в осеннем наряде

Наверное, жёлуди искал для своей кладовой, а в этом году неурожай. Придётся, наверное, ограничиться липовыми орешками. Скоро бурундуки заснут до весны, но будут подкреплять силы, изредка просыпаясь и питаясь запасами. В кустах по обе стороны от меня слышно цыканье – вероятно, перекликается пара бурундуков. Они очень любопытны, и почти не боятся людей. Но эти осторожны, и больше я зверьков так и не увидела. Пора идти домой! На обратном пути в реке замечаю ещё 5 крякв. Это молодые невзрачные птицы в осеннем пере. За три часа и пройденные пять километров неторопливой прогулки мне удалось увидеть (как и всегда!) много неожиданного и интересного.

Марина Бакалова
Фото автора

Старица реки Белой

Старица реки Белой