«Цыплят по осени считают». В заповеднике, конечно, цыплят не выводим, но нам есть что считать. В начале осени  начинается ревизия бортей, организуются медовые туры. Я многое упустила – 6 лет работаю в заповеднике, но ни разу не была в гостях у лесных пчел! Исправляемся – отправляемся с госинспектором Бельского участкового лесничества потомственным бортевиком Басиром Мустафиным и водителем (занимается пасечным пчеловодством, внук бортевика, кто знает, может станет и сам бортевиком?) Сулейманом Алимгуловым на ревизию. Наш вездеход «Hunter» стремительно рвется на крутую гору, на которой начинается территория заповедника. Отмечаемся у границы заповедника в контрольной тетради и едем дальше.

Прибыли в квартал 48 заповедника – во владения бурого медведя и лесной королевы – «бурзянки». Басир агай начинает привычно готовить дымарь к работе, достает необходимый инвентарь – аркатау, лянге, кирам, батман (последние три он изготовил сам). Заодно успевает рассказывать удивительные истории о природе и животных, он хорошо разбирается в топонимике своих родных мест.

Бортевик готовит дымарь.

Бортевик готовит дымарь.

Инвентарь бортевика.

Инвентарь бортевика.

 

 

 

 

 

 

 

 

Раньше закрепленная за Басиром Казихановичем территория лежала намного дальше. С уходом на пенсию Хасана Мустафина его обход перезакрепили Басиру, а он свои «владения» передал молодому бортевику. Осматриваемые сегодня борти изготовил Хасан агай, он вырубил на дереве свою тамгу – родовой знак принадлежности. Борти совсем новые – изготовлены в 2013 и 2014 годах, заселились только в 2016. Так что, товарного мёда сегодня не будет, пчелы в первый год в условиях заселения «не успевают встать на ноги», многие зимой обречены на гибель.

Начинается самое интересное – Басир подвязывает к поясу аркатау – транспортную веревку, охватывает дерево кирамом  – традиционным древолазным плетёным ремнём – и стремительно поднимается по зарубкам на толстом стволе сосны к борти. Чем бортевик не каскадер? Помощник Басира Сулейман передает привязанные к аркатау предметы инвентаря. Бортевик начинает открывать борть: обдает дымарем леток,  снимает железный лист (для защиты от куницы и дятла поставил), открывает должею. И вот они – «бурзяночки», со свежеприготовленными сотами – это им и дом, и место для хранения корма для взрослых – мёда, и детского питания – перги.

Здесь живут бортевые пчелы.

Здесь живут бортевые пчелы.

В голову приходит мысль: «Все равно нет лучшего архитектора в природе, чем пчелы. Именно они лучше всех знают геометрию, и линейка у них точнейшая».

Басир агай берет пробу на паразитов – клещей варроа, кладет в банку пчел и отправляет помощнику. Срезает маленькие кусочки сот для анализа на кормовую пригодность. Больше брать нельзя: семья может погибнуть от нехватки еды. Мед падевый, сообщает он нам. Это значит, что он не совсем подходит для зимовки пчел, они от него болеют, хотя для человека он не представляет никакой опасности, и даже полезен. Падевый мед собирается из поверхности листьев деревьев в жаркую погоду.

Мы получаем пустой батман, а Басир агай начинает закрывать должею, обмазывая её глиной. Объясняет мне, незнающей, что самыми опасными для пчел являются ветер и сквозняки. К тому же глина не пропускает запах мёда. Оставляет специальные щели в должее для вентиляции. Осенняя ревизия – это последний осмотр и подготовка борти к зиме. Закрепляет утеплитель – сырпы – лыком около должеи, тщательно прибивает железный лист.

Сырпы защищает борть от врагов.

Сырпы защищает борть от врагов.

«Для куницы хватит вот столько места», и показывает щель в два пальца. «Знаете, в этом году забил должею современным тонким листом. Он же толщиной с бумажный лист, медведь его вырвал с легкостью. Испугался хозяин леса – железо застряло в когтях, убежал в лес. Метров десять тащил он его с собой, и больше не приходил», – смеется Басир агай. Страхует и леток – оказывается и через него могут атаковать «лесные сладкоежки» – окружает со всех сторон гвоздями в виде решетки.

Басир агай спускается, и мы направляемся ко второй борти в урочище Малый Колон-ульган. Здесь он делает то же самое – заученными на протяжении многих лет движениями.

Хотя нам не пришлось попробовать бортевого мёда, все равно я очень довольна. Мне удалось запечатлеть на фотокамере опытного бортевика, увидеть своими глазами удивительный процесс сбора меда древним способом. А тех, кто заинтриговался, приглашаем на медовые туры, обещаю, такого вы больше нигде не увидите, и не услышите таких историй от самих бортевиков.