Прошёл период предзимья, когда снег таял и выпадал вновь. И вот, 10 ноября, фенологическая зима вступила в свои права. Температура упала до минус 20 градусов. Мы вышли на снегомерный маршрут в окрестностях Каповой пещеры. Здесь снег пока небольшой, 10-20 сантиметров. Выпадение устойчивого снежного покрова – сигнал к началу миграции лосей на места зимовок – восточный макросклон Южного Урала, где меньше снега. Лоси остаются и у нас, на западном склоне, но это чаще одиночные животные и небольшие группы. В районе пещерного массива видны следы трёх лосей, спустившихся с горы Тирментау. Они подошли к реке Белой, потоптались, но перейти не смогли – пока здесь замёрзли лишь плёсы, а перекаты ещё бурлят водой. На краю полыньи сидит оляпка (в народе – водяной воробей), готовясь нырнуть в воду. Конечно, она и не воробей вовсе, а птица из отдельного семейства оляпковых.

Фото 1. Плёсы уже замерзают... Плёсы уже замерзают…

Фото 2. А на перекатах лёд пока не держится А на перекатах лёд пока не держится

Фото 3. Следы мигрирующих лосей на горе ТирментауСледы мигрирующих лосей на горе Тирментау

Фото 4. Вид сверху на реку Белую  Вид сверху на реку Белую

На склоне горы видны свежие следы зайца и лисицы, а чуть выше – сдвоенная цепочка следов куницы. На вершине Тирментау под деревом прыгала белка, вот её забавные, в форме бабочки, следы. А тут заяц опять наследил. Вот и пойма ручья Каран, верховье каньона Каповой пещеры. А выше, в широколиственном лесу, под поверхностью снега кипит жизнь – всюду чернеют холмики свежей земли. Это результат деятельности крота. Тут и там стучат по деревьям невидимые дятлы, иногда издавая отрывистые звуки – перекликаются друг с другом. Повсюду видны цепочки крошечных следов мышей, полёвок и бурозубок. У мышей и бурозубок длинные хвосты отпечатываются на снегу. Эти маленькие создания свободно бегают по поверхности снега, не проваливаясь. Здесь они находят достаточно пищи – семена деревьев и трав. А вот и рябчик наследил, он петлял по снегу, вероятно, подбирая липовые орешки. В лощине, заросшей березняком, на сухом стволе сидит самка желны. Это самый крупный из наших дятлов, у самца на темени красная шапочка, у самки – лишь небольшое пятнышко. Выше, в осиннике, опять следы куницы – вероятно, той же самой, что и на хребте. Эти зверьки в поисках пищи за сутки могут пройти по своему охотничьему участку до пяти километров. Спускаемся к кордону. И здесь на лугу поверх снега видны свежие кротовины. А на Белой, ближе к кордону, зайцы смело бегали по замёрзшему плёсу – везде видны следы.  Их широкие задние лапы, как лыжи, легко держат зверьков не только на тонком льду, но и на снегу.

Через пару дней начнётся сильная оттепель, будет таять снег, но зима наступает неотвратимо, и скоро вновь ударят морозы.

Фото 5. Следы белки Следы Белки

Фото 6. Вершина каньона Каповой пещеры Вершина каньона Каповой пещеры

Фото 7. Свежие кротовины Свежие кротовины

Фото 8. Здесь бегал по снегу рябчик Здесь бегал по снегу рябчик

Фото 9. Цепочка заячьих следов Цепочка заячьих следов

Фото 10. Следы куницы Следы куницы

Фото 11. Самка желны на сухой берёзе Самка желны на сухой берёзе

Фото 12. На горной степи ещё мало снега На горной степи ещё мало снега

Марина Бакалова
фото М.Бакалова