Охрана наскальной палеолитической  живописи – дело непростое и требует всестороннего подхода.

Губительным для древней живописи может оказаться все что угодно – автографы современных посетителей и копоть от факелов прямо на стенах с живописью, колебание температуры воздуха и подстилающей породы, влажность воздуха, стекающая по рисункам вода и содержание в ней растворенных минералов и углекислого газа, влияние микроорганизмов и даже деятельность реставраторов.

К счастью, возникновение новых автографов и отложение копоти факелов на стенах сейчас исключено, благодаря организованной охране пещеры Шульган-Таш. Однако другие проблемы  требуют особого внимания, влияние многих факторов остается не изученным.

Одна из актуальных проблем сохранности живописи залов первого яруса – вода, стекающая по стенам прямо поверх рисунков. Причем эта вода содержит высокое количество растворенных минералов, которые откладываются на стенах с рисунками в виде микроскопических кристаллов. Даже в периоды паводков приходит не талая или дождевая вода, по составу близкая к дистиллированной, а минерализованная, уже успевшая растворить породу и насытиться карбонатом кальция. Откуда берется эта вода? Вероятно, вода с поверхности проходит через полости, не известные нам, где находятся запасы этой минерализованной воды. Одно из таких мест, где вода стекает на рисунки – зал Купольный на первом ярусе пещеры. Над рисунками «Решетка» и «Камертон», примерно в 9 метрах над полом, находится ниша, давно интригующая исследователей. Оттуда регулярно сочится вода, а стены ее покрыты кальцитовыми натеками. Что там, дальше? Новые залы, галереи?

восх 1Фото Купольного зала из виртуального тура по пещере. Знаком вопроса обозначена та самая ниша.

Давно исследователям хотелось заглянуть туда. Наконец, такая возможность была представлена. Для совершения восхождения были приглашены опытные спелеологи из уфимского клуба спелеологов им. В. Нассонова. Казалось бы, стена всего 9 метров, однако все не так просто. Это скользкая влажная стена, покрытая хрупкими кальцитовыми натеками. К тому же, это не просто пещера, а памятник археологии, и любое разрушающее воздействие на стены недопустимо. Важно не только не повредить древние рисунки, но и не оставить следов на белоснежных отложениях, не испортить первозданный облик пещеры.

восх 2Поиски путей восхождения

Мешок веревок, карабинов, петель и оттяжек, теплая одежда, как будто мы собрались на Эверест, будут совсем не лишними. Дело упрощает длинная лестница, благодаря которой удается обойти рисунки, не повредив их.

восх 5

Продумывая каждое движение, тщательно проверяя каждую зацепку, наш первопроходец медленно, но верно движется вверх. Спелеологическое восхождение не терпит спешки, любая неосторожность или халатность может стоить жизни. Хорошо, если выход рядом, и помощь может быстро подоспеть, однако в пещерах такое бывает редко.

восх 4

Наконец, почти через 4 часа работы, первопроходец может заглянуть в нишу. Яркий фонарь спелеолога впервые рассеивает мрак нового прохода.

восх 3

Результаты восхождения оказались разочаровывающими. В нише был обнаружен грот, в самой дальней точке – не более 5 м от края стены Купольного зала. Прохода в другие полости нет, а вода поступает по мелким трещинам и каналам. Что ж, отрицательный результат – тоже результат. На одно маленькое белое пятнышко на карте пещеры стало меньше. Значит, надо искать в других местах.

восх 6

Ильдар Гайнутдинов,
научный сотрудник

фото Салават Яйкаров

изображение из виртуального тура по пещере: http://www.shulgan-tash.ru/wp-content/uploads/pano/kapova2/tour.html