Путешествие на Масим

 

Заповедник изредка организует поездки туристов на гору Масим – самую высокую точку Бурзянского района и достопримечательность нашего биосферного резервата. Однако для меня и Марины Бакаловой 14 августа состоялось первое знакомство с Масимом, и наш водитель Сайфуллин Ямиль оказался бесценным гидом. Так как первые впечатления – наиболее яркие и мы – натуралисты – должны иметь зоркий взгляд, спешу ими поделиться.Бастион верх Масима. Фото: Н.М. Сайфуллина

Дорога в сторону Масима уходит влево на спуске к д. Киекбаево на 36-ом километре от д. Иргизлы. Из с. Старосубхангулово до него добираются по другой грунтовке, в том числе – на лошадях. В 700 м от поворота – аншлаг заказника «Алтын Солок», рядом – «страна муравейников» – буреломный спелый лиственный лес со множеством больших муравейников – до 1,5 м диаметром – обиталищем рыжих лесных муравьёв.

Дорога всё время идет на подъём, но его угол небольшой, через 9 км подъёма 2-3 раза до вершины горы случались обратные уклоны. В целом путешествие на Масим на УАЗе можно назвать «Тряска-тур»: здесь и колеи, и лужи, и огромные ямины, и камни, в дождливый сезон дорога может стать непроходимой. А вот проехать здесь верхом на лошади было бы интересно – очень живописно, но это дело целого дня.

Первую половину подъёма проходим смешанным лиственным лесом, здесь уже расцветились рябина (почти без плодов) и клён на склонах багряного цвета, а дубняк так же поражён минирующей молью, как и у нас.

Вид с Масима. Фото: Н.М. Сайфуллина

На возвышенных плато Масима урожайность сенокосов стабильнее, даже в засуху 2010 года – видимо, сказывается наличие конденсационной влаги. Раньше эти поляны использовались как джайляу (летовки) крупного рогатого скота разных населённых пунктов и именовались по ним – Искесубхангул-Масим, Киекбай-Масим, Миндигул-Масим, сейчас здесь сенокосы. Во время нашей поездки луга имели необычный аспект (цветовой образ) из-за цветения василька ложнофригийского (розовый) и горлюхи ястребинковой (жёлтый). На лугах встречались куртинки бубенчика лилиелистного. Его развесистые голубые колокольчики – один из самых нежных наших цветков. Обилие кровохлёбки говорит о хорошем увлажнении полян.

На обширных полянах Масима хорошо можно рассмотреть птиц – дневных хищников, нам встречались канюки, коршун, перепелятник.

Шёл сенокос, на лугах – одни мужчины, работают кто с косой, кто с мотоблоком. Стоянки покосников – это сочетание современных палаток и традиционных шалашей.

Через 12 км после поворота начинаются встречаться лиственницы – это говорит уже о влиянии высоты местности – здесь становится прохладнее, влажнее, усиливаются ветра. Распространение лиственницы свидетельствует о суровых условиях в верхней части Масима и создаёт красивейший летний пейзаж. Дуб в средней и верхней части горы находится в лучшем состоянии: поражение минёрами значительно меньше, и завязался урожай желудей – до 3-4 баллов по 5-балльной шкале, надо думать, сюда придут осенью кабан и медведь. Уродились черёмуха и рябина, намного обильнее, чем внизу.

В 16 км 300 м от поворота на поляне Улу-Елан – летовка крупного рогатого скота частного предпринимателя, рядом с нею родник Масим-чишма. Вдоль колеи у фермы разрослась «щётка» лиственницы, как это обычно случается у сосны, среди молодых листвяг хорошо видны усохшие деревца, выпавшие в результате конкуренции.

Деревья под воздействием переменчивых ветров верхней части Масима начинают принимать особенную форму: стволы извиваются, как змеи, кроны козьей ивы и других лиственных деревьев стремятся принять подушковидную форму, разрастаясь вширь, а не ввысь. На березах вблизи Масима нередко видны поражения – «ведьмины мётлы» – уродливые разрастания из спящих почек, на берёзе они чаще всего вызываются сумчатым грибом Exoascus betulinus Sad. (экзоаскус бетулинус) или E. turgidus Sad.

На Масиме повсеместно следы сильного пожара. Часть покосников говорит – пожар был 5-6 лет назад, один сказал – 10 лет. Скорее 10, т.к. молодой лиственничник успел подрасти до роста человека. В засуху 2010 года пожаров на Масиме не было, но была конкуренция за сенокосные участки.

Гора Масим – не гора в классическом понимании, а обширная поднятая всхолмлённая местность, название её связывают с именем легендарного Масем-хана.

Вторая верхушка. Фото: Н.М. Сайфуллина

36 км от поворота, подъезжаем за 100 м к скале – вершине Масима. Это останец – бастион из розового песчаника, возраст этой породы 1,3 млрд лет! Высота 1040,3 м, это самый южный тысячник всего Уральского хребта. На скалу ведёт лесенка из арматуры, сооруженная после войны Газизовым Хасаном Динисламовичем и Бариевым Саматом Бариевичем.

На мшистой подушке на отвесе скалы растёт брусника. В нашем заповеднике её нет – она требует прохлады и кислых почв. Мшистые валуны за скалой-останцом, подушки мха и лишайника, заросли папоротника говорят о высокой влажности воздуха.

На вершине скалы встречаются плодоносящие карликовые (1 м) рябина, береза, лиственница. На камнях лежат монетки – подношения посетителей, к веткам привязаны тряпочки – так люди загадывают желание, но выцветшие растрёпанные тряпки уродуют пейзаж: лучше так не делать. На вершине Масима есть мобильная связь.

Пейзаж, открывающийся со скалы Масима, даёт впечатление простора, первозданности и суровости. В первом ярусе выделяется лиственница, облака дают глубокие плывущие тени.

Вторая скала в 150 м от первой верхушки Масима не монолитна, взойти наверх можно по каменистому склону справа. Вся она поросла мелкими деревьями. У подножья скалы – огромный курумник – навал глыб того же розового песчаника. Эти глыбы «ходят» под ногами и покрыты накипными лишайниками серого и жёлто-золотистого цвета. Древние камни кажутся «не отсюда», вокруг ничего подобного нет.

Несмотря на тяжёлую дорогу, мы не были разочарованы. Интересно будет побывать здесь в начале лета, когда лес будет звенеть птичьими голосами, а по многоцветным лугам – порхать бабочки.