На Юмагузинском водохранилище. Конец ботанического сезона.

Плоды калины. Фото: Н.А. СайфуллинаНачало сентября для ботаника – ещё приемлемая для работы пора, хотя, как ни крути – конец полевого сезона. У научника много работы бумажной, камеральной, но если он настоящий – его тянет в лес, на луга, в горы. Так и я с удовольствием 4 сентября приплыла в квартал 54. Он подтопляется водами Юмагузинского водохранилища, и мы наблюдаем за изменениями растительного покрова в этой полосе. Уровень воды в это время был низким, обнажились прибрежные валуны. Огорчила находка двух брошенных сетей, при поднятии уровня их носило бы по воде, на горе рыбам, птицам и околоводным зверькам.

 

 

 

 

 

 

Плоды калины. Фото: Н.А. СайфуллинаВыполнить повторные описания на постоянных пробных площадях удалось довольно быстро, слабый дождь не помешал.

Увлажнение от реки положительно сказалось на развитии и трав и деревьев. Затопляемые луга весьма урожайны, но характер растительности изменяется в сторону бурьянников. Лес на прирусловом валу хорошо обеспечен подростом. На липе много плодов-орешков, калина радует обильными алыми ягодами.

Дуб, повсеместно поражаемый минёрами листьев, здесь выглядит неплохо, сформировались жёлуди, правда, не обильные.

Встреченный на позднем сенокосе инспектор охраны Басыр Мустафин сказал, что здесь ходит кормиться желудями медведица: ломает ветки с ними, так как жёлуди ещё не осыпаются. Тут же его слова подтвердились: вечером на сыром берегу, как на контрольно-следовой полосе отпечатались следы крупного медведя и, похоже, двух медвежат. Они прошли между 14 и 21 часами. Рядом, у валуна, были следы норки. По водохранилищу в среднем раз в 2 часа фланируют моторки и, похоже, животные к ним уже адаптировались.

След медведя. Фото: Н.А. Сайфуллина Поздний сенокос. Фото: Н.А. Сайфуллина